7. ЕСЛИ РОДИТЕЛИ ОБЕДНЕЛИ - Тайное значение денег - Маданес К., Маданес К. - Бизнес - Маркетинг на vuzlib.su
Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 11

Разделы

Бизнес
Реклама
Продажи

7. ЕСЛИ РОДИТЕЛИ ОБЕДНЕЛИ

Испытывая гнет бедности, члены семьи, как правило, не проявляют своих переживаний открыто. Когда один из родителей теряет работу и семья оказывается в бедности, каждый страдает по-своему. Часто бывает, что тяжелее всего переносить не просто лишения — естественные спутники бедности, а склонность родителей вымещать свои беды на детях и стремление обидеть их. Однако иногда даже эти обиды для детей не столь болезненны — гораздо больнее видеть, как мучаются родители, и не иметь возможности им помочь.

В трудные времена каждый член семьи должен быть готов прийти другому на помощь. Однако в Соединенных Штатах так укоренилось твердое убеждение, будто дети не должны заботиться о родителях, что у них оказывается очень мало возможностей оказать реальную помощь. Даже когда дети и помогают нам, мы часто не хотим признавать, что они заботятся о нас, и не проявляем благодарности. Проблема состоит в том, как воздать должное детям, которые нам помогают, и выразить им за это свою признательность.

Забота о родителях

Родители Дженнифер, которой исполнилось 16 лет, пришли ко мне за консультацией, потому что на нее, по их словам, не было никакой управы. Она слишком часто пропадала неизвестно где, им не нравились ее знакомые, она ничего не делала по дому и не помогала матери, страдающей хроническим рассеянным склерозом.

Отец Дженнифер развелся с ее матерью. Недавно он умер, и мать снова вышла замуж. Отчим целый год сидел без работы, и у семьи возникли серьезные финансовые трудности. Сначала мать пришла ко мне одна и сказала, что семья держится только благодаря пособию, которое Дженнифер получает после смерти отца.

Сначала Дженнифер отказалась прийти ко мне. Она работала сразу в трех местах, одновременно училась в школе, и у нее не было времени для сеансов терапии. Когда девушка в конце концов появилась, я встретилась с ней наедине. Она была похожа на певицу Мадонну и держалась несколько вызывающе, как это свойственно подросткам. Желая показать, что готова выслушать ее точку зрения, я спросила:

— Интересно, есть ли в вашей семье что-то такое, что тебе не нравится и что ты хотела бы изменить?

— Если вам нужна моя семья, я ее приведу. А если вам необходимы люди, что сидят в приемной, можете их впустить, — высокомерно заявила Дженнифер.

— Что ты хочешь сказать?

— Они не моя семья, — снисходительно пояснила она.

— А кто твоя семья? — спросила я.

— Мои друзья, — ответила она многозначительно.

Сначала я подумала, что это характерно для подростка — испытывать такую привязанность к своим друзьям, однако отказываться от своей семьи — это, как мне показалось, чересчур.

В голосе ее звучало ожесточение, но в то же время было видно, что Дженнифер готова расплакаться, и я понемногу поняла, что она взвалила на себя все три работы, потому что у семьи нет денег. Она оплачивала все расходы из собственного заработка.

— А твои родители тебе ничего не дают, Дженнифер? — спросила я.

— Да у них же денег нет, — ответила она с раздражением, как будто я спрашивала о чем-то самоочевидном.

— И значит, ты работаешь... — начала я.

— Вот — почему — я — работаю — в трех местах, — сердито перебила меня Дженнифер. — Потому что — у них — нет — денег. Чтобы мне было на что жить, чтобы не помереть с голоду, мне и приходится работать.

Дженнифер считала себя сиротой, совершенно одинокой, о которой некому позаботиться, хотя на самом деле у нее не только были родители, но она еще и содержала их.

Разговоры о деньгах

Я пригласила в кабинет родителей Дженнифер. Мать, маленькая и хрупкая, выглядела беспомощной и ни на что не способной. Отчим, грубый и сердитый, казался выше ростом, чем в действительности.

— Я хотела бы решить с вами некоторые проблемы, касающиеся денег, или хотя бы поговорить о них, — начала я.

— Это еще о чем? — рявкнул отчим.

— Я знаю, что ваши средства очень ограниченны, — продолжала я. — Кроме того, я знаю, что вы не выдаете Дженнифер денег на жизнь. Я знаю, что она очень много работает, и это весьма похвально. Она очень ответственная девушка. Я хотела бы знать, не сможем ли мы придумать что-нибудь, чтобы Дженнифер регулярно получала определенную сумму денег и ей не приходилось бы работать в трех местах в то время, как она учится в школе.

Я заговорила о том, чтобы Дженнифер получала деньги на жизнь, хотя на самом деле хотела поговорить о том, как родители используют пособие, которое она получает. Однако это, видимо, было деликатной темой, потому что мать рассказывала мне о пособии в отсутствие отчима. Я боялась, что если отчиму станет известно, откуда у меня такая информация, он будет злиться на мать за то, что она мне об этом сообщила.

Отчим повернулся к Дженнифер:

— А ты не хочешь рассказать, за что ты получаешь от нас деньги?

— За то, что мою посуду и пол на кухне, — ответила Джен­нифер.

— А ты не хочешь рассказать, сколько раз ты это делала?

— А ты не хочешь сказать, сколько времени я бываю дома и когда мне это делать? — отпарировала Дженнифер.

— Нет, ты скажи, сколько раз ты это делала, — стоял на своем отчим.

— Я не бываю дома, — отвечала Дженнифер. — Я дома не ем, я там ничего не делаю. Поэтому я не могу ничего делать по хозяйству. Не говоря уже о том, что у тебя все равно нет денег, чтобы дать их мне, даже если я и сделаю что-нибудь по дому.

— Так с какой стати я буду что-то давать, если она не бывает дома? — сказал отчим, обращаясь ко мне, а потом снова повернулся к Дженнифер: — Ну скажи, разве я не прав? Ты не бываешь дома, не живешь с семьей, зачем тебе что-то делать?

— Мне кажется, — ответила я ему, — сейчас очень важно попытаться как-нибудь справедливо поделить то, чем ваша семья располагает, и выяснить, на что тратится сейчас то, что имеется. Надо посмотреть, нельзя ли сделать так, чтобы все было по справедливости.

— Справедливость тут ни при чем, — сказала мать.

— Мне тоже так кажется, — согласилась я и попросила родителей подтвердить, что они забирают себе пособие, которое приходит для Дженнифер.

Отчим сказал:

— Если мы начнем отдавать Дженнифер пособие, которое она получает, я объявлю себя банкротом в ту же минуту, как только выйду отсюда.

— Возможно, — сказала я.

— Это не шутки, — продолжал отчим.

— Я знаю, — сказала Дженнифер, явно встревоженная тем, как повернулся разговор.

Отчим повернулся к Дженнифер и повысил голос:

— Я не знаю, кому и за каким дьяволом понадобилось вообще говорить об этом! — Он был рассержен, что девушка мне обо всем рассказала, и в его голосе звучала угроза. — Это ты затеяла такой разговор?

— Я сказала, что у нас нет денег, — отвечала Дженнифер.

— Это я затеяла разговор, — сказала я, — потому что пособие назначено Дженнифер в связи со смертью ее отца. На самом деле это ее деньги.

— Хм-м, — произнес отчим.

— И это она должна получать все пособие, а вам, возможно, следует брать из него только плату за жилье или за то, что вы на нее тратите, — добавила я.

— Почему вы об этом заговорили? — спросил отчим.

— Если не возражаете, я буду говорить начистоту, — ответила я. — Вы сказали, что, если останетесь без ее пособия, будете вынуждены объявить себя банкротом.

— Это факт, — согласился отчим.

— Меня беспокоит ... — начала я, но отчим перебил меня:

— Я как раз сейчас об этом подумываю. — И он снова сердито повернулся к Дженнифер: — Ты этого добиваешься?

— Нет, я ничего такого не хочу, — отвечала Дженнифер.

Обращаясь к отчиму девушки и указывая обеими руками на себя, я продолжала:

— Об этом заговорила я. Это беспокоит меня, и Дженнифер здесь ни при чем.

Содержание семьи

Когда речь заходит о деньгах — кто кому их дает, кто кого оберегает с их помощью и кто не хочет о них говорить, — в ситуации нелегко разобраться без помощи семьи. Теперь я поняла, что суть проблемы не в том, помогает Дженнифер по хозяйству или нет. Суть в том, что родители делали вид, будто Дженнифер — обычный бунтующий подросток, в то время как на самом деле девушка содержала семью, словно взрослая.

В этой семье было три притворщика. Притворщик № 1— мать, слабая и больная, которая хотела, чтобы и муж, и Дженнифер о ней заботились. Она вместе с отчимом присваивала деньги Дженнифер, хотя делала вид, будто этого не происходит, а если и происходит, то это вполне нормально.

Притворщиком № 2 был отчим. Он делал вид, что принимает участие в воспитании Дженнифер, чтобы скрыть факт присвоения ее денег. Отчим заставлял всех молчать, угрожая банкротством. Кроме того, во всех его действиях присутствовала невысказанная угроза разойтись с матерью Дженнифер. Глядя на них, я видела, что он силен и еще молод, а мать преждевременно состарилась и совсем больна. К тому же отчим притворялся, будто деловой спад сказался на нем так сильно, что теперь он никогда не сможет найти никакой работы, и это на самом деле было неправдой.

Наконец, притворщик № 3 — Дженнифер. Она любила мать, стремилась заботиться о ней и поэтому была вынуждена жить при ней. Для этого ей приходилось делать вид, будто она еще ребенок и нуждается в заботе. Говорить о помощи по хозяйству и о карманных деньгах было сущей нелепостью, поскольку Дженнифер единственная из всей семьи работала и приносила в дом деньги. Кроме того, она делала вид, будто не обращает внимания на то, что мать и отчим тратят деньги, доставшиеся ей в наследство. Подчиняясь навязанному отчимом правилу не говорить о деньгах, она вынуждена была молчать и держаться подальше от родителей. Делая вид, что бунтует, Дженнифер получала возможность избегать любых разговоров, чтобы вопрос о деньгах не возникал вообще.

Преподнося себя в том или ином виде, семья вполне способна ввести в заблуждение любого человека со стороны. В данном случае на первый взгляд могло показаться, будто отчим полон сил и держит ситуацию под контролем, мать, хотя и больна, но любит остальных и заботится о них, а Дженнифер — просто несносный подросток-бунтарь, который переходит все границы и подражает Мадонне.

Деньги и иерархия

Когда я сталкиваюсь с проблемой подростка-бунтаря, моя цель как терапевта обычно состоит в том, чтобы восстановить родительскую власть над ним. Считается, что родители должны воспитывать своих детей и заботиться о них, пока те не вырастут, а для этого они должны обладать властью. В сущности, поскольку общество считает родителей ответственными за своих детей-подростков, в каждой семье существует подразумеваемая иерархия, в которой родители обладают большей властью, чем дети.

Однако иногда подросток может взбунтоваться и запугать родителей настолько, что в семье возникает двойная иерархия. С одной стороны, родители занимают более высокое положение, потому что наделены законной властью и несут ответственность за подростка; с другой — подросток помыкает родителями, запугивая их угрозами или безобразным поведением. Задача терапевта — наделить родителей такими полномочиями, которые позволили бы им снова взять на себя ответственность за подростка. Для этого нужно помочь родителям установить для подростка те или иные правила, определить, какие последствия повлечет за собой их нарушение, и, как бы подросток ни нарушал правила, придерживаться их и наказывать за нарушения.

В случае с Дженнифер я не могла установить традиционную иерархию, когда родители руководят дочерью обычным порядком, требуя от нее помощи по хозяйству, выделяя деньги на расходы и рассчитывая на ее благодарность за то, что у нее есть родители, которые могут о ней заботиться. В действительности же Дженнифер много работала и содержала семью, а ее родители не работали и ничего не зарабатывали. Делать вид, что родители могут ею руководить, означало бы поддержку их обмана и отказ честно признать, на какие деньги они живут. Ложь и обман никогда не способствуют нормальной жизни в семье.

Я могла сделать только одно — помочь семье выложить карты на стол и открыто поговорить о том, как используются деньги Дженнифер и как много она работает. Они должны были признать, что нелепо требовать от девушки помощи по хозяйству, когда та работает в трех местах, а они не работают, точно так же как нелепо считать, что выдаваемые ей карманные деньги могут быть взяты откуда-нибудь еще помимо ее собственных заработков.

Я не могла изменить того факта, что отец Дженнифер умер, что он оставил ей наследство, которым воспользовались ее родители, и что девушка вынуждена работать. Я могла сделать одно — заставить ее родителей открыто признать, что так оно и есть, и выразить благодарность Дженнифер за то, что она делает. Если Дженнифер примет эту благодарность, она может перестать притворяться и откажется от своей бунтарской позы, которая была совершенно несвойственна такой великодушной и готовой на самопожертвование молодой девушке.

Я также поняла, что Дженнифер очень боится, как бы отчим не ушел от ее матери. Она так любила мать, что была готова содержать всю семью, только бы отчим не ушел. Мне было необходимо проявить большую осторожность и не сделать ничего такого, что угрожало бы стабильности брака ее родителей. Поэтому я должна была позволить Дженнифер по-прежнему отказываться от всяких разговоров о деньгах. Мне необходимо было сделать вид, что эта тема интересует меня, а не Дженнифер. Я должна была постараться, чтобы родители девушки не поссорились между собой, и помочь им сохранить лицо.

В этом сценарии я была четвертой притворщицей. Родители пришли ко мне за консультацией по поводу проблемы бунта Дженнифер. Они не просили меня обсуждать их финансовое положение. Я должна была делать вид, что помогаю им понять и контролировать свою дочь, в то время как на самом деле я добивалась, чтобы усилия Дженнифер получили должную оценку и ее положение в доме улучшилось. Правило молчания, установленное отцом, на меня не распространялось, поэтому я могла делать вид, что меня интересуют денежные дела. Я могла делать вид, будто считаю, что они готовы обсуждать с терапевтом все стороны их жизни, в том числе и денежную. Так я принялась одну за другой распутывать проблемы, связанные с их денежными делами.

Сумма в долларах

Обращаясь к отчиму Дженнифер, я сказала:

— Это беспокоит меня.

— Ну, и к чему вы клоните? — спросил отчим. — Вы считаете, что я должен просто отдать ей пособие и сказать: “С тебя 800 долларов за то, что ты здесь живешь”?

Это было первое упоминание суммы в долларах. Я догадалась, что это и есть размер пособия Дженнифер.

— Думаю, нам следует об этом поговорить, — ответила я. — Я должна выяснить, откуда деньги берутся, на что они уходят и нет ли какого-нибудь способа организовать дела получше.

— Приходится оплачивать счета, иначе их выселят, — вмешалась Дженнифер. — Вот почему они и забирают деньги. Вот почему я работаю, — сказала она веско.

— Она отдает, в сущности, то, что получила в наследство от отца, — продолжала я, — чтобы помочь семье. А кроме того, она еще и работает, чтобы заработать на себя. Она невероятно великодушна.

— Дженни, — ласково сказала мать и нежно погладила руку Дженнифер.

— Я думаю, ее это действительно тревожит, — продолжала я. — Она мне этого не говорила, но думаю, что ее действительно тревожит то обстоятельство, что сейчас семье не хватает денег. Дженнифер это сильно беспокоит, и она проявляет крайнее великодушие. Сейчас не время предъявлять ей все эти претензии, потому что девушка проявляет по отношению к семье огромное великодушие. Вот как мне это представляется.

— Ну хорошо, — сказал отчим, — значит, раз она дает деньги, чтобы мы могли свести концы с концами, мы должны смотреть на все сквозь пальцы? — Это было сказано ироническим тоном.

— Нет, — возразила я, — этого я не говорю. Может быть, сейчас не стоило бы так много от нее требовать — например, чтобы она помогала по хозяйству и получала бы за это карманные деньги. Вы не можете сказать: “Дженнифер, ты мне ничего не даешь, и поэтому я тебе тоже ничего давать не буду”. Она и так уже многое дает вам.

— И что, по-вашему, мы должны делать? — возмущенно спросил отчим. — Что, по-вашему, я должен делать? Это ее деньги. Я должен их ей отдать? Чего вы от меня хотите? Что я должен с ними делать — отдать ей?

— А вы как думаете, что должны с ними делать? — спросила я. — И сколько их? Вот что нам надо обсудить вместе.

— Эта сумма —321 доллар и 5 центов, — ответил отчим. Он умолчал о двух фактах, которые я знала от матери Дженнифер. Во-первых, родители забрали себе крупную сумму, которую отец оставил Дженнифер в наследство. А во-вторых, органы социального обеспечения на протяжении многих месяцев по ошибке платили больше, чем надо, и теперь, удерживая лишнее, выплачивали гораздо меньше.

Признание долга

Следующим моим шагом стало выяснение того обстоятельства, на каких условиях мать и отчим забрали себе деньги Дженнифер. Был ли это заем? Или подарок? Ее долг? Считали ли они эти деньги своими по праву? Я была убеждена, что на самом деле деньги принадлежат Дженнифер, и решила добиваться, чтобы все согласились считать их займом, который Дженнифер предоставила родителям.

— Мне интересно, сколько из этих денег расходуется на Дженнифер, — сказала я, — и какую их часть она, можно считать, дает вам в долг.

— Что вы хотите сказать? — спросил отчим.

— Я хочу сказать, что часть денег Дженнифер дает вам в долг, а часть, очевидно, тратится на нее.

— Если она дает нам эти деньги в долг, — сказал отчим, — значит, по справедливости, я должен платить ей за это проценты.

— Правильно, — отозвалась я, приятно удивленная. — Об этом можно поговорить.

— Это деньги, которые нужны им, чтобы оплачивать все счета, — обеспокоенно сказала Дженнифер. — Мне они не нужны.

Я решила показать, что в какой-то степени понимаю отчима.

— Когда люди зарабатывают хорошие деньги и экономика процветает, — сказала я, — родители содержат детей. Когда наступают тяжелые времена, многое меняется. В данном случае вам повезло: оказалось, что Дженнифер имеет возможность вам помогать. Я думаю, что вы должны как-то выразить ей свою благодарность.

Я знала, что отчиму будет нелегко выразить эту благодарность, и поэтому смягчила свое требование, выразив ему свое сочувствие.

— Я согласен, — сказал отчим, — но жизнь в семье не сводится только к деньгам. Раньше бывали времена, когда я оставался без работы, но не трогал ее денег. Они оставались целы.

Я не могла понять, что значит выражение “сводится к деньгам” и какие деньги он мог бы взять раньше, но решила сдержать свое лю­бопытство и сосредоточилась на том, чего хотела от него добиться:

— Конечно, я понимаю.

— Если бы меня не уволили и я получал бы зарплату, — сказал отчим, — я все равно, наверное, оказался бы здесь. Какого черта, дело вовсе не в деньгах.

Я поняла, что отчим намерен убедить меня, будто живет с матерью Дженнифер не из-за денег. Он пытался опровергнуть обвинение, которого я не высказывала.

— Вы говорите, что всегда прекрасно обеспечивали семью, — продолжала я, — а сейчас для вас настало очень трудное время. Такое время, когда все вдруг переворачивается вверх ногами. Оказывается, что Дженнифер зарабатывает сама, а вы берете у нее в долг деньги. И в этом нет ничего страшного, но вы должны признать, что дело обстоит именно так, как если бы сказать себе: “Боже мой! Как нам повезло, что так получилось!”

— Ладно, — сказал отчим.

— И, наверное, вы должны Дженнифер значительно больше, чем та цифра, которую вы назвали.

— Возможно, — сказал отчим. — Ну да.

— И это деньги, которые можно было бы отложить для того, чтобы оплатить ее учебу в колледже или сделать первый взнос за ее дом, или для чего-нибудь еще, что может понадобиться ей в будущем.

— Вы хотите сказать, что Дженнифер не чувствует, как мы ценим то, что она делает? — спросил отчим.

— Я ничего такого не говорила, — сказала Дженнифер.

— Это мое мнение, — возразила я, — а не ее.

— Я тут совершенно ни при чем, — стояла на своем Джен­нифер.

— Считаю, — сказала я, — что было бы полезно, если бы вы поблагодарили ее.

Благодарность

— Мне это не нужно, — возразила Дженнифер.

— Хотя она и говорит, — продолжала я, — что ей это не нужно, я считаю, что это важно.

Мать заметила:

— Честно говоря, мне никогда не приходило в голову сказать “спасибо”, но мы делаем для Дженнифер все, что можем.

— Понимаю, — сказала я. — Но, возможно, вы могли бы и поблагодарить дочь, она это заслужила.

— Спасибо, — шепотом произнесла мать, обращаясь к Джен­нифер.

— Выходит, у кого деньги, тот всякому мил, да? — спросил отчим Дженнифер, которая хихикнула сквозь слезы.

— Мне это не нужно, — решительно возразила Дженнифер. Она снова и снова повторяла, что деньги не имеют для нее значения и не стоят того, чтобы целый час о них рассуждать.

— А вы можете сказать “спасибо”? — спросила я отчима.

Дженнифер сказала:

— Он только что сделал это по-своему. Для меня это неважно.

Я подивилась тому, как члены семьи понимают друг друга, хотя для постороннего их сигналы совершенно непонятны. Когда отчим Дженнифер произнес фразу “У кого деньги, тот всякому мил”, девушка поняла его слова так, что он хочет ее поблагодарить. Можно было бы, конечно, истолковать их как неявное признание, как то, что он ценит ее не только за деньги, но мне бы такая интерпретация не пришла в голову. Во всяком случае, косвенного признания мне было недостаточно. Отчим должен был поблагодарить Дженнифер напрямик.

— Мне этого мало, — сказала я.

— Ну, извините, — сказала Дженнифер. — Я знаю своего отчима, понимаете? Для меня это совсем неважно. Если я прямо говорю, что для меня это неважно, — значит, это неважно. И больше не надо об этом.

Я спросила отчима:

— Вы скажете ей “спасибо”?

— Пожалуйста, прекратите, — громко произнесла Дженнифер.

Отчим перебил ее, угрожающе глядя на меня:

— Не надо давить на меня. Не надо давить.

— Нет, я буду давить, — сказала я. — Я считаю, что это очень важно.

Маь снова тихо произнесла:

— Спасибо, Дженнифер.

Отчим проговорил:

— Благодарю тебя, Дженнифер.

На глазах у него были слезы.

— Спасибо, — сказала Дженнифер отчиму, — только, пони­маете...

— Это прозвучало очень искренне, — перебила я.

Дженнифер продолжала, обращаясь ко мне:

— Понимаете, я должна вам кое о чем сказать. Вы же не слушаете!

— Сейчас я разговариваю с твоим отцом, — сказала я. — Я думаю, что очень нелегко растить детей в такие трудные времена. Я думаю, что это очень-очень нелегко. Я думаю, что у вас получилось очень хорошо.

Теперь, когда отчим наконец поблагодарил Дженнифер, я похвалила его и хотела помочь ему сохранить свое лицо после перенесенного им унижения.

Отчим сказал:

— Если вам интересно мое мнение, то я думаю, что получилось плохо. Я хотел бы, чтобы получилось совсем не так, и я этому ничуть не рад. На самом деле я очень не люблю, когда кто-то начинает говорить со мной о деньгах. Финансовые проблемы — такая тема, которую я не хотел бы... Я намерен справиться с ними сам. И предпочел бы, чтобы Дженнифер как следует училась и ее жизнь наладилась.

Я сказала:

— Вы говорите, что намерены сами справиться с финансовыми проблемами. Это целиком ваше дело, и я могу вас только похвалить. Это действительно важно. Я думаю, что вы с честью вышли из трудного положения.

Поиски работы

Неделю спустя отчим Дженнифер нашел себе работу. Он понял, что во время экономического спада иногда приходится искать работу этажом ниже, чем обычно. Он оставил попытки устроиться управляющим и согласился занять более скромную должность. Нужно отметить, что все трое стали прекрасно уживаться между собой, родители проявляли большой интерес к жизни девушки и хвалили ее, а девушка держалась так, словно в их семье всегда царили любовь и близость.

Возможно, отчим внезапно смог найти работу именно потому, что, будучи вынужден поблагодарить Дженнифер, почувствовал, что утрачивает свое высшее положение в семейной иерархии. Возможно, он решил избрать более скромную должность и отчасти лишиться более высокого положения в служебной иерархии, чтобы сохранить его в семье.

Снова ребенок

Теперь Дженнифер опять могла относиться к родителям как к своей семье. Она вновь заняла в семейной иерархии положение дочери, вместо того чтобы играть двусмысленную роль, когда, считаясь ребенком, при этом содержала семью. Когда ее отец был жив, она, будучи ребенком, только получала, но потом жизнь девушки резко изменилась: став кормилицей семьи, она была вынуждена отдавать. Такая внезапная перемена не пошла ей на пользу. Когда была устранена неясность относительно того, что представляют собой эти деньги — подарок или заем, и состоялся откровенный разговор о денежных проблемах и о благодарности, Дженнифер получила возможность снова стать ребенком.

Великодушие

На великодушие, которое проявляла Дженнифер, ее родители отвечали обидой. Когда они обратились ко мне за консультацией, у них накопилось множество жалоб на дочь, и они, по-видимому, не испытывали к ней никакой признательности. Я сумела убедить их в великодушии Дженнифер и в необходимости отвечать ей благодарностью.

Великодушие часто порождает обиды. Логичной реакцией на великодушие, казалось бы, должна стать признательность, однако это случается редко. Такая реакция может быть объяснена. Во-первых, у всех у нас человек, способный на великодушие, вызывает восхищение, но многим бывает очень трудно восхищаться другими, потому что мы не любим признавать чье-то превосходство. И если испытывать восхищение нелегко, то испытывать зависть гораздо легче. Поэтому мы часто обижаемся на тех, кем в действительности восхищаемся. Причина этой обиды — в великодушии.

Во-вторых, человек, получивший великодушный дар, может почувствовать себя униженным: он часто воспринимает это как намек на то, что кто-то имеет больше, чем он сам. Такая ситуация — прекрасная питательная среда для обиды.

По этим причинам те, кто больше отдает, чем получает, нередко чувствуют, что их не любят. Сколько бы они ни отдавали, — и возможно, именно потому, что они отдают, — эти люди вызывают обиду. Многие семейные проблемы могут быть разрешены, если люди поймут, что у них нет причин для обиды, и сумеют трансформировать свою обиду в благодарность.

Эмоциональная экономика бедности

Экономические проблемы, связанные с деньгами, бывают двух видов: финансовые и эмоциональные. Эмоциональная экономика бедности во многом отличается от эмоциональной экономики богатства. Ощущение несбывшихся надежд, невеселые размышления, враждебность и обида — вот эмоции, типичные для бедных семей. Часто эти эмоции направлены не на того, на кого нужно. Когда отец теряет работу, его враждебность и обида могут оказаться направленными не на его нанимателя, а на ребенка (как и случилось с отчимом Дженнифер).

В бедных семьях эмоции нередко оказываются направленными не на того, на кого нужно, потому что взаимоотношения между членами семьи изменяются. Считается, что родители должны содержать детей. Когда они не в состоянии делать это, их положение в семье и в обществе ставится под сомнение.

Дети, естественно, хотят помогать родителям, но перед ними встает проблема: если они делают это, положение родителей оказывается еще более сомнительным; вместо того, чтобы содержать детей, — а это было бы нормально, — родители находятся у них на содержании. В этом и состояла проблема Дженнифер: она содержала родителей, делая вид, будто ничего подобного не происходит, утверждая при этом, что не любит их — “они не моя семья”. Родители участвовали в притворстве, и само оно способствовало тому, что отчим не мог найти себе работу. Когда же помощь Дженнифер была признана и оценена по достоинству, эмоциональная экономика семьи вошла в норму, отец нашел себе работу и снова начал содержать семью.

В бедных семьях существуют тайные пружины и скрытые действия, связанные с деньгами. Такие же тайные, скрытые способы использования денег есть и в богатых семьях, о которых пойдет речь в следующей главе.





 
polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.